История Личность Реалии дня

Нина Рыболовлева: годы во имя государственной службы

Первая в истории Семея женщина-аким Нина Рыболовлева поделилась своим мнением о прошлом, рассказала о трудностях постсоветского периода и жизни в современном Казахстане.

В истории Семея была всего одна женщина-аким – Нина Рыболовлева. Умудрённая опытом государственная служащая, которая “на местах” смогла решить очень многие проблемы, сложившиеся в молодом суверенном Казахстане. Её жизнь, полная неожиданностей и резких поворотов судьбы, может занять не одну страницу газеты или веб-сайта.

– Воспитывались мы в свою эпоху, со своей идеологией и понятиями. К примеру, я родилась сразу после войны, в 1948 году. Тогда всё было направлено на то, чтобы восстановить разрушенное хозяйство. В этом плане нас воспитывали как родители, так и государственная идеология. В тот период я досконально изучала историю советского государства, историю Казахстана, поэтому после отправилась учиться в педучилище, затем в пединститут на исторический факультет. Я очень увлекалась историей, поэтому учиться было легко. Все мы в то время воспитывались в духе – все мы едины и не делимся по национальностям. Этот очень важный момент мы унаследовали от советского прошлого, сумев его не только сохранить, но и поступательно развивать, благодаря мудрой и дальновидной политике Первого президента РК, Елбасы Нурсултана Назарбаева, – рассказывает Нина Рыболовлева.

Нина Васильевна была секретарём комсомольской организации, сразу обнаружив способности организатора. После окончания педучилища работала учителем в школе на станции Бельагач.

– Все вместе мы поднимали “камволку”, строили гостиницу “Иртыш”, театр. Помогали всем, чем только могли – носили кирпич и всё в таком духе. В одном из домов по проспекту Шакарима (а в ту пору – проспекта Комсомола) даже заложена капсула с посланием комсомольцам будущего, – говорит Нина Рыболовлева.

Нина Васильевна считает: в самом начале, когда советская власть только начала испытывать на себе катаклизмы времени, появилось очень много мнений, которые шли вразрез с политикой правящей партии.

– Почему-то в один миг всем стало казаться, что во всём виновата политика именно парткомитетов. Это был очень сложный период. Я считаю, что СССР взял на себя слишком много ответственности за так называемые “страны соцлагеря”. С этим связан и дефицит, и кризисы, и некоторые социальные катаклизмы. Перестройка, в том её виде, в каком её решил провести Горбачёв, прошла, на мой взгляд, очень неудачно: неверно были разделены природные богатства, государства. Либералы, наплевав на мнение народа, который в абсолютном большинстве был за сохранение СССР, допустили развал страны, – рассказывает Нина Васильевна.

В те непростые годы Нина Рыболовлева возглавила Департамент по социальной защите населения. Положение дел было критическим и необходима была недюжинная сила воли, чтобы принимать непростые решения.

– Старики по полгода не получали пенсии, не было работы, закрылись заводы, предприятия остановились, движения товаров практически не было. Китай завалил наш рынок товарами (именно на этом улучшив своё экономическое положение). Мы были растеряны, не знали, как дальше жить. В 7.00 мы приходили на работу и видели огромную очередь: старики с 2.00 ночи формировали её у дверей собеса и ждали выплаты пенсий. То время, когда меня назначили акимом города, стало ещё тяжелее – мужской работы почти не было, почти все женщины стали “челночницами”, перевозя товар из России и Китая. Чтобы хоть как-то облегчить им жизнь, мы приняли решение поставить по городу киоски, – рассказывает Нина Рыболовлева.

Потом пришли новые трудности: началась повальная приватизация жилья. Государство не в состоянии было самостоятельно содержать жилой фонд, его просто необходимо было приватизировать.

– Чтобы объяснить гражданам смысл новых реформ, новых понятий, смысла приватизации как таковой, лично мне пришлось провести больше 200 различных собраний. Наконец, процесс начался, но вместе с ними начались и волнения. В один из дней 15 тысяч человек вышли и заблокировали мост. Тот момент я не забуду никогда – 15 тысяч человек и я одна перед ними. Я объяснила возмущённым людям, что возможности заработать есть, но они кардинально отличаются от тех, что были раньше. Наступил 1996 год. Жить стало немного легче. И тут снова как гром среди ясного неба: в новогоднюю ночь приходит известие, что в котельных закончился уголь и купить его не на что. Люди начинают праздновать новый год в кругу семьи и друзей, а я сидела в пустом кабинете и думала, что спустя всего несколько часов подача тепла остановится и случится коллапс. “Каражыра” угля уже не давала – город задолжал компании. Я решила обратиться к военным, зная, что у них обязательно должен быть мобильный резерв. 600 тонн угля удалось взять из мобильного резерва, которые город затем вернул до последней крошки, – вспоминает Нина Рыболовлева.

Но все трудности, как правило, не бесконечны. Шли годы и постепенно Республика Казахстан пришло спокойствие, дела в экономике пошли на лад. Большое значение, подчёркивает Нина Рыболовлева, имеет межнациональное согласие.

– Здорово то, что мы можем поздравлять друг друга с Айтом, Пасхой, Наурызом и Масленицей. У нас нет никаких претензий друг к другу – сотни лет жили бок о бок и ещё столько же проживём. И я знаю, что мы будем жить только лучше, – считает Нина Рыболовлева.

Динмухамед Бейсембаев

Фото из социальной сети ОK.ru