• 3 марта, 2024

Религиозный экстремизм — под прицелом родные и близкие

Вербовка в такие течения — кропотливый труд, но их приверженцам некуда спешить. Они подступают медленно и порой даже самые близкие не замечают изменений в психике человека.

В Alikhan Bokeikhan University состоялся круглый стол на тему «Деструктивные религиозные течения. Формы и методы вербовки». Участники круглого стола обсудили не только возможные варианты вербовки в ряды деструктивных течений, но и возможные методы борьбы с ними.

Как отметил директор Центра исследования проблем религий области Абай Максат Ерланұлы, если близкий человек попал в сети вербовщиков из числа деструктивных религиозных течений, действовать нужно немедленно.

— Это как болезнь – чем раньше диагностировать, тем проще лечить. Если человек попал в такую среду, то, в среднем, на лечение и реабилитацию требуется 5 лет. Процесс очень долгий и трудный. Говорить с этим человеком, умолять и уговаривать его невозможно – он вас просто не услышит. Нужна помощь специалиста, — подчеркнул Максат Ерланұлы.

Специалист Центра исследования проблем религий области Абай Амина Арманқызы отметила, что метод вербовки может быть очень простым. В действительности, изначально вербовка и завлечение в ряды деструктивного течения может быть похожим на невинный диалог.

— Человек всегда полагается на пять своих органов чувств – зрение, слух, обоняние, осязание и вкусовое восприятие. Этим и пользуются члены деструктивных религиозных течений – большинство из них очень хорошие психологи. Они могут располагать к себе, ненавязчиво прикасаться, улыбаться. Это привлекает – мы ведь любим открытых людей. После того, как жертва заглотила наживку, начинается так называемая «бомбардировка любовью» — жертву окружают таким вниманием, что она, сама того не замечая, постепенно становится одной из тех, кто несколько месяцев её «обрабатывал», — отметила Амина Арманқызы.

Вместе с тем, большое значение, по словам Максата Ерланұлы, нужно уделять детям, которые могут быть наиболее уязвимы для такого рода психологического нападения.

— Если раньше, по статистике, в среднем на вербовку уходило до года, то теперь методы вербовщиков совершенствуются – это занимает не больше трёх месяцев. Заметьте огромную разницу – три месяца «обработки» и после этого пять лет сложной реабилитации. У детей психика ещё не сформирована, у них нет точного представления о реальном мире. Некоторые из них обделены вниманием родителей и близких. И тут появляется добрый человек, готовый выслушать и помочь. Начинается вербовка, — сообщил Максат Ерланұлы.

Участники круглого стола сошлись во мнении, что опаснее всего не сам факт вербовки, а равнодушие окружающих – мало кто, увидев момент такой вербовки, решит вмешаться или хотя бы вызвать полицию. А это, между тем, могло спасти не одного человека.