Литературная беседка Музей Достоевского Рухани Жаңғыру

Шакарим и Толстой: “Три истины”

Два классика казахской и русской литератур состояли в переписке, обсуждая будущее, строя планы и рассуждая о культуре.

Шакарим Кудайбердиев и Лев Толстой – признанные классики казахской и русской литературы. Оба писателя состояли в переписке, подлинники которой, к сожалению, не сохранились до наших дней.

Специалист музея имени Достоевского Салтанат Сексембаева рассказывает, что мироощущение двух писателей было очень схожим.

– В письмах Шакарим делится с русским классиком о наболевшем, просит совета. К сожалению, подлинники писем не сохранились. Восприятие Толстого в качестве своего учителя степным мыслителем Шакаримом не должно приниматься в значении «примера для подражания», а скорее в значении созвучия великих, потому как Шакарим смотрел на Толстого как на личность, глубоко уважаемую им, а также не скрывал единства в миропонимании и во взглядах со Львом Толстым. Шакарим отмечает, что Толстой выбирает «справедливости дорогу». Это замечание Шакарима полностью относится и к самому автору этих слов. «Три истины» – так называется философский трактат Шакарима, где он рассматривает «науку чести» и проблему «совести» через такие понятия, как скромность, справедливость, доброта. С этой позиции Шакарим как раз и наблюдает соприкосновение своих взглядов с познанием Толстого, более того считает его «владельцем дум глубоких» всего человечества, – отметила Салтанат Сексембаева.

Исследования, областью изучения которых является сопоставление мировоззренческих концепций великих мыслителей, представляют собой определенную трудность. Подтверждением тому может служить высказывание В.Г.Белинского: «Сравнения одного великого поэта с другим чрезвычайно трудны: если же в них видно желание возвысить или уронить одного за счет другого, то они просто нелепы и пошлы!» При сравнении двух крупных художников возникает еще одна сторона вопроса – проблема влияния. По верному замечанию В.Лакшина, «значение влияния абсолютно лишь для эпигонов, подражателей, талант, гений всегда самобытен, и он принимает влияние лишь постольку, поскольку оно соответствует его внутренней природе, помогает ему самоопределиться».

– Речь идет не об одностороннем влиянии, оказанном Толстым на мировоззрение Шакарима, а о точках соприкосновения их мировоззрений, обусловленных сходными жизненными позициями. Нельзя при этом забывать, что Шакарим брал в философии Л.Толстого то, что было созвучно его духовным исканиям, что помогало ему найти ответ на мучившие его вопросы. Прежде всего, необходимо отметить то, что оба художника жили и творили в одну эпоху, то есть сопереживали все социальные, культурные, духовные и исторические изменения, происходящие в обществе того времени. Духовное созвучие Шакарима и Толстого связано не только с художественной деятельностью и глубиной восприятия эстетических ценностей, но также проявляется и в образе их жизни, – отмечает Салтанат Сексембаева.

В конце XIX -начале XX вв. в общественной жизни происходили крупные политические изменения, результатом которых стало усиление социальных противоречий, остро воспринимаемых художниками-мыслителями. К этому времени относятся сложные духовные искания как Л.Толстого, так и Шакарима, закончившиеся актом «ухода», обоснованием философской позиции «непротивления». Немаловажным фактором является принадлежность обоих к высшему сословию. Толстой – граф, принадлежащий к древней дворянской фамилии. Шакарим – потомок Кунанбая, племянник казахского поэта-классика Абая. Принадлежность к высшему слою изначально предполагала занятие высокого положения в обществе, но это не является целью ни для Шакарима, ни для Толстого. Оба выбирают самый сложный путь «справедливости».