• 7 июля, 2022

Сквозь годы помним о блокаде

Мар 18, 2019

В Семее прошло награждение ветеранов-блокадников. Ветераны поручили благодарственные письма, подписанные лично президентом РФ Владимиром Путиным.

В Семее живут три очевидца одного из самых страшных эпизодов времён Великой Отечественной войны – блокады Ленинграда. В малом зале Дома дружбы ветеранам вручили книги о блокаде и благодарственные письма, подписанные лично президентом РФ Владимиром Путиным.

Геннадий Цацорин, Клавдия Кошелева и Эльвира Зацепина столкнулись с блокадой, будучи совсем маленькими детьми. Но тем не менее незаживающую рану, психологический надлом это событие оставило в сердцах и душах ребятишек, на протяжении всей жизни оставшись в памяти чёрным пятном.

– Для нас – детей – слово “война” было малопонятным, по сути пустым звуком. Мы поняли, что такое война, когда начались бомбёжки. Спустя время мы научились сбрасывать с крыш зажигательные бомбы, прятаться от авианалётов, различать по звуку немецкие и советские самолёты. Мне было всего восемь, шёл девятый, когда умерла мама. По Ладоге, по дороге жизни, меня и моих сестёр вывезли в Ярославскую область, где мы попали в детский дом, выучились. Потом я поехала в Павлодар, строить совхоз, где встретила будущего мужа, – рассказывает Клавдия Николаевна.

Клавдия Кошелева жалеет только об одном: что не сумела разыскать младшую сестру, которой на момент эвакуации из гибнущего Ленинграда был всего годик. Поиски (даже при помощи программы “Жди меня” и Андрея Малахова) не увенчались успехом.

Геннадий Цацорин ни блокаду, ни войну не помнит: ему было всего два, когда силы Вермахта взяли Ленинград в стальное кольцо. Повзрослев, он пошёл по стопам отца – артиллериста – и тоже связал свою жизнь с армией. Тогда ещё Семипалатинск, куда молодой Геннадий Сергеевич прибыл в командировку, понравился инженеру даже больше родного Ленинграда, и он решил остаться тут насовсем.

У каждого из блокадников своя история – страшная, печальная, омытая слезами и кровью павших. И наша задача – помнить каждую такую историю, сколько бы лет ни прошло. Затем, чтобы ни одна из них больше никогда не повторилась.

Динмухамед Бейсембаев