• 8 декабря, 2022

После большой воды

Янв 16, 2019

В конце марта 2018 года Семей накрыло большой водой, спущенной в тройном объеме с ГЭС. 10 домов этого натиска не выдержали. Подтопления прибрежных районов стали большим испытанием для города и жителей. И хотя необходимые меры по восстановлению домов подтопленцев были приняты, многие со страхом ждали зимы – как теперь жить в отсыревших жилищах? Журналист Альбина Халел прошла по затопленным районам и поговорила с людьми об их жизни после большой воды.

Небывалое наводнение изменило уклад жизни пострадавших семейчан. Несколько дней люди не могли прийти в себя, не зная, как справиться с нахлынувшей бедой. Некоторым требовалась помощь врачей и психологов.

Тем не менее, семейчане справились. Проходя по улицам в районах Мирный, Пристань, на дачном массиве Бобровка и в частном секторе на острове Полковничий почти не видно следов наводнения. Правда, местами разводы на стенах домов напоминают о том, как далеко зашла вода прошлой весной. А вот во дворах память о былом бедствии лежит прямо у дверей. Людям ещё предстоит утилизировать старую расползшуюся от влаги мебель и привести в порядок хозяйственные постройки.

На примере нескольких домов мы решили рассказать о том, как сегодня живут бывшие подтопленцы, как проходил ремонт в их домах, и с какими трудностями им пришлось столкнуться.

Для начала напомним, что во время затопления речная вода подняла и понесла в дома грязь, мусор, отходы. И к сожаленью, содержимое туалетов и скотных дворов. Вот с этим и пришлось бороться людям в первую очередь. Мужчины и женщины вычерпывали из своих жилищ дурно пахнущую жижу. А затем стали топить печи, если таковые, имелись. Ведь в некоторых домах их размыло и унесло водой.

Но и на помощь тогда кинулся едва ли не весь город – коммунальные службы, спасатели, волонтеры, студенты, гуманитарная помощь, помощь благотворительных фондов, спонсорская помощь. Дачный поселок Бобровку, оставленный из-за своего статуса без компенсаций, вообще спасали и отстраивали только силами города и неравнодушных людей, строителей, депутатского корпуса. Жителям, чьи дома не подлежали восстановлению, купили дома и квартиры. Справились. А как же дальше?

Третья волна

Дом Дамили Кудайбергеновой расположен по улице Портовая, в нескольких десятках метрах от дамбы. Когда мы зашли в её дом, запаха сырости почти не почувствовали. Значит, дом успел просохнуть перед ремонтом. Хотя во время паводка вода поднялась в её доме на уровень почти одного метра.

– После наводнения у нас осел фундамент, в полу образовалась яма. Чтобы просушить дом, решили снять все рамы, двери открыли нараспашку. Ремонт сделали во всех комнатах, поклеили обои. Стройматериалы старались брать по дешевле, чтобы денег хватило. Сырости в доме почти нет, только немного чувствуется. Но зато везде окна «плачут». Постоянно приходится вытирать, – рассказала хозяйка дома.

Дамиля Кудайбергенова больше 50-ти лет живёт в районе Пристани. Прошлогоднее наводнение было третьим в её жизни.

– В 80-х нас топило два года подряд. До сих пор помню: 10 декабря 1984 года уровень воды в доме был около метра. Мы ещё жили в другом доме. Люди тогда временно поселились в общежитии речного техникума, недалеко отсюда. А в 1985 году вода пришла 15 апреля. Тогда вода в нашем доме поднялась на два метра, почти до потолка. Люди на лодках подплывали к своим домам. Только крыши торчали, – вспоминает Дамиля Кудайбергенова.

Не торопись! От сырости оградись!

История семьи Капитоновых, в которой трое детей, тогда облетела все СМИ. Их навещали в середине апреля вместе с заместителем акима Николаем Ушаковым и группой оценщиков.

Наталья Рудольфовна, её сын Антон, сноха Алина и трое детей 27 февраля прошлого года переехали в частный сектор, поменяв квартиру на два дома: большой бревенчатый дом семья Капитоновых купила для себя, а двухкомнатный дом – для мамы, Натальи Морозовой. Оба – в одной ограде. Но ровно через месяц, 29 марта, новосёлы вынуждены были покинуть едва обустроенные жилища. К вечеру того же дня уровень воды в доме Антона достигал почти полутора метров, вода поднялась выше подоконников. Однако торопиться с ремонтом они не стали.

Молодая семья снимала квартиру, а Наталья Морозова жила в своём доме, присматривала за имуществом сына.

– Я две недели после потопа жила у сестры, а потом вернулась, душа-то болит, как дом бросишь. С сестрой выгребали всю грязь, сын после работы приезжал, снимали гипсокартон, всё, что вздулось. Когда грибок шёл по стенам, чем только не заливала, и хлоркой, и купоросом. Но всё-таки вывела. А мебель всю пустила на дрова, – рассказала Наталья Морозова и добавила, что за два дня до затопления её кот ушёл из дома на прежнее место проживания. Видимо, почувствовал беду.

– Из-за того, что мамин дом пострадал меньше, мы отремонтировали его первым. И примерно в конце августа начали заниматься своим домом. За это время как раз высохли пол и стены. Как бы смешно ни звучало, мы и летом топили печь. Закрывали окна, растапливали, дома, конечно, стояла жара. Затем открывали и выветривали влагу. Так нам удалось вывезти плесень, – вспоминает Антон Капитонов. – Я иногда слышу, что, чем позже люди начинали делать ремонт, тем меньше проблем с сыростью.

На фотографиях, сделанных 10 месяцев назад, в начале апреля прошлого года, видно, что в полу детской комнаты огромная дыра, через которую вода пробила себе путь в дом. Тогда в доме Капитоновых уцелела только икона, которая висела на стене, и люстра.

– Для того, чтобы закрыть эту дыру, мы её засыпали, чем только можно. А потом сделали стяжку. Ремонт делали за счёт компенсации, нам хватило. Сейчас всё хорошо. В свой дом мы заехали только в октябре, – пояснила хозяйка дома Алина Колотовкина.

Стоит отметить, что, благодаря соцсетям, о беде семьи Натальи Морозовой узнали её одноклассники из России. Они оказали женщине финансовую и материальную помощь.

Денег не хватило

Бахытгуль Батталова живёт с внуком. Её дом по улице Краевой, на первый взгляд, пострадал не сильно. Вода поднялась на десяток сантиметров. Однако последствия затопления она ощущает до сих пор. Под линолеумом – мокрая цементная стяжка, в доме – жуткий запах сырости. И, конечно же, мокрое остекление. К слову, на «плачущие» окна в домах жалуются многие подтопленцы.

– Нам выделили компенсацию около 700 тысяч тенге. На эти деньги строители в доме заменили окна и залили стяжку, а раньше у меня были деревянные полы. Приходил один предприниматель, подсказывал, что и как нужно сделать. Мы собирали все чеки. Но денег не хватило, поэтому пришлось добавлять свои средства. Так как внуку нужно было в сентябре идти в школу, мы закончили ремонт в августе и заехали, – рассказала Бахытгуль.

Наша героиня вспоминает, что, когда на их район хлынула большая вода, спасатели стучали в окна и просили быстро покинуть дом.

– Мы с внуком вдвоём были дома. Он спал. Я его разбудила, взяла документы, и мы выбежали из дома. Долгое время жили у дочки на Восточном. Так как внук учится в 18-й школе, нам разрешили посещать уроки три раза в неделю. Поскольку нам приходилось добираться до школы на двух автобусах, – вспоминает хозяйка дома.

Теперь я переживаю о том, что будет весной. Больше всего переживаю за своего внука. Страх остался. А если такое случится ночью? Кто нам сообщит? Что тогда делать? Куда бежать? Каждый день спрашиваю у соседей, как там уровень в Иртыше, поднялась вода или нет? – переживает Бахытгуль Батталова.

Претензий нет, но плесень осталась

В доме семьи Шмидт резкий запах сырости чувствуется с порога. Любовь Аркадьевна и её супруг живут в доме на Матросском переулке с 2003 года. Пожилая пара впервые стала жертвой большой воды.

Компенсация на восстановительные работы составила 1,2 млн. тенге. На эти деньги рабочие сделали капитальный ремонт. Даже отштукатурили и покрасили дом снаружи. Но сейчас этот ремонт виден только наполовину. Из-за плесени почти во всём доме пришлось отклеить обои.

– Нас торопили, а надо было дождаться, чтобы дом просох как следует. Ремонт сделали хорошо, претензий нет. Когда работы закончили, на вид всё было хорошо, казалось, что в доме сухо. А через неделю стали появляться фиолетовые пятна на стене и запах сырости. Чтобы избавиться от грибка, мы стали понемногу обрывать обои. До сих пор бурые пятна местами появляются, я их вытираю купоросом, хлоркой. Теперь ждём, когда придёт весна, дальше будем сушить дом. А что делать? Не хочется в сырости жить, – сетует Любовь Шмидт.

Хозяйке дома посоветовали купить осушитель воздуха. Это аппарат, который снижает влажность в помещении. В ближайшие дни Любовь Аркадьевна планирует оформить кредит, чтобы приобрести импортное оборудование.

Избежать повторения

Как стало ясно из бесед с подтопленцами, сейчас основные проблемы – это сырость и конденсат на окнах. У одних – в меньшей мере, у других – в большей. Но всех их объединяет одно – все они с ужасом ждут весны.

Определенные работы по берегоукреплению, как рассказали в городском акимате, были выполнены минувшей осенью.

– На Мирном вопрос решается за счёт берегоукрепления. Имеется проект по программе «Дорожная карта», но пока финансирование не выделено. В районе Пристани в сентябре прошлого года были проведены работы по укреплению дамбы. На протяжении 500 метров дамбу подняли на 50 см, и ещё на протяжении 300 метров – на один метр. Плюс в этом районе на реке Иртыш была сделана насыпь, это как раз то место, где был заход воды, где создалось течение, – рассказал заместитель акима г. Семей Николай Ушаков.

Остров затопило, потому что общий уровень воды в реке поднялся. Мы же прекрасно понимаем, отчего всё это произошло. Когда на отметке гидропоста уровень реки не превышает критический и при этом сход воды идёт равномерно, угрозы подтопления данных населённых пунктов нет, – пояснил Николай Ушаков.

В целом на противопаводковые мероприятия в 2019 из городского бюджета предусмотрено 296,0 млн. тенге.

Альбина Халел