• 29 июля, 2021

Загадочные “Семь Палат”

Фев 13, 2018

Как известно, Семипалатинск получил свое название от развалин так называемых «Семи-Палат», и сейчас высказываются версии, а не считать ли их точкой отсчета возраста города? Проведя тщательное исследование, изучив архивные сведения не только Семея, но и Алматы и российских городов, историк-краевед, писатель, член Союза журналистов Виктор Кашляк представил свои выводы в статье «Семь Палат» или ошибка академика Г.Ф.Миллера».

В 18-19 веках как в науке, так и в народных преданиях бытовали различные версии времени их возникновения.

Русский историк В.Н.Татищев связывает их с именем древнегреческого астронома Клавдия Птолемея, а время их построения относит к скифскому периоду. Другие отнесли их к времени Тамерлана и даже к Чингисхану. А «Московские ведомости» в середине 19 века отнесли их к древнему народу «Чудь», некогда населявших данную территорию и живших якобы в богатых и красивых домах.

Но самой правдоподобной версией, на более чем два с половиной века закрепившейся среди историков и местных краеведов, стала изложенная академиком Г.Миллером при посещении этих развалин в 1734 году:

«Так называемые «Семь-Палат» лежат на восточном берегу Иртыша… Калмыки называют их Дархан-Зорджин-Кит, говоря, что здания построил некий жрец Дархан-Зорджи, который и пребывал в них. Когда это было, они не знают. В Тюмени… я нашел в архиве грамоту царя Михаила Федоровича от 25 октября 7125/1616/ года, в которой эти здания упомянуты под именем «каменных мечетей». К этому времени они, может быть, и относятся. Судя по материалу, из которого они сделаны, они едва ли могут быть древнее. Я не придавал бы им даже такой древности, если бы в пользу ее не говорила упомянутая грамота…»

В этой грамоте говорится о том, что один татарин возвращался с охоты с верховьев Иртыша домой «и не доехав до солянова озера за полтора днища на урочище на Каменных Мечетях» его взяли в плен.

Соляное озеро – это Ямышевское, находящееся на территории Павлодарской области, «полтора днища» в современном понятии – это полтора дня пути.

Г.Миллер относит это урочище к нашим «Семи-Палатам», т.к. по Иртышу, между озером и развалинами якобы больше нет других строений.

Но здесь он противоречит сам себе. В своем путешествии по Иртышу в 1734 году он посылал из Ямышевской крепости рисовальщика описывать одно каменное старинное здание, находящееся в 90 верстах от этой крепости под названием «Калбасинская башня», у калмыков она была известна как «Джалин-Обо» . Это же здание, на этом же месте упоминает в своем дневнике путешествий в Китай русский посол Федор Байков в 1655 году – «Мечеть калмыцких людей из жженого кирпича…».

Названная мечеть находилась от Ямышевского озера в 90 верстах, а от «Семи-Палат» в пределах 300 верст. Так какой надо было иметь транспорт в 17 веке, чтобы за полтора дня проехать более 300 километров? А 90 вполне можно было преодолеть.

Теперь следующий аргумент.

Г.Миллер и последующие путешественники 18 столетия указывали на то, что все здания этих развалин были построены из «сырцового кирпича» (саман – кирпич-сырец из глины с примесью навоза, соломы или каких-нибудь волокнистых веществ), крыши состояли из древесных сучьев, своды над дверями и окнами отсутствовали. Так как же они могли простоять, по версии Г.Миллера, более 120 лет? Он сам этому удивлялся, написав в своем дневнике: «Нужно удивляться, как они при таком способе постройки простояли столько времени».

Так называемая «Калмыцкая мечеть» была сооружена из крепкого обожженного красного кирпича и могла простоять не одно столетие.

Таким образом, утверждение г.Миллера о времени постройки «Семи-Палат» до 1616 года не соответствует действительности.

 Храм в Озерках – Цорджинкийд

Далее. Академики Г.Миллер и И.Гмелин в то же время при поездке из крепости Семиполатной в крепость Устькаменогорскую подробно описали развалины еще одних строений, находящихся в 20 верстах от «Семи-Палат» (где-то в районе Озерок). Но ни они, ни кто-то другой после них не придали им должного внимания и в дальнейшем не попытались восстановить их историческое прошлое.

Если сравнить описание этих развалин Г.Миллера и И.Гмелина с описанием джунгарского монастыря, увиденного в этих местах русским послом Ф.Байковым, то не вызывает сомнения, что речь идет об одних и тех же зданиях. Все отмечают одно и то же: две большие палаты, арычное земледелие, пашенные бухарцы, проживающие в маленьких глиняных зданиях. О других каких-либо строениях в этом районе Ф.Байков в своем дневнике не упоминает, значит, их не было.

Таким образом, можно утвердительно сказать, что ни в 1616, ни в 1654 гг наши «Семь-Палат» еще не существовали.

Теперь о названии.

По сообщению монгольских ученых из Академии наук, в районе нынешнего города Семипалатинска и вообще по Иртышу в середине 17 века существовал только один джунгарский монастырь – это храм Эрхэ Цорджинкийд (известный Абалайкийд только строился), который был построен ламой Эрхэ Цорджи и упоминается в монгольской летописи в 1644 году. И относится это не к нашим «Семи-Палатам», а к монастырю в районе Озерок.

Построен он был в 30-х гг 17 века, как раз в эти годы джунгарский хан Батур-Хунтайджи начал строить около своих улусов каменные городки и внедрять строительство каменных монастырей на территории всей Джунгарии, вблизи которых вводил орошаемое хлебопашество при помощи наемных или пленных бухарцев. Для этих целей он даже попросил у царских властей мастеров: каменщиков, плотников, кузнецов и т.д.

А разрушен он был или покинут в конце 60-начале 70-х гг того же века во время междоусобной войны между джунгарскими князьями. В это время подверглись нападению и разрушению многие воздвигнутые монастыри и городки, а их обитатели или разбежались, или были уведены в плен. В это время подвергся нападению, а затем медленно умирал и знаменитый «Аблайкид», построенный в 50-х гг 17 века недалеко от Устькаменогорска.

Таким образом джунгарский храм Цорджинкийд просуществовал не более 30-35 лет, а затем на протяжении нескольких десятилетий он подвергался природному разрушению и растаскиванию.

«Семь-Палат»

О точном времени их постройки история умалчивает, можно только предполагать.

После окончания междоусобной войны в Джунгарии и нового раздела территории между князьями начался новый этап строительства культовых зданий на ее территории.

Так в 1672 году строится храм Учурту Хан Кийд, в 1676 – Бошокту Хан Кийд, где-то в этих годах были возведены и «Семь-Палат», возможно, тем же ламой – Эрхэ Цорджи. Место, где они были построены, выбрано не случайно, оно было известно джунгарам очень давно, так как на нем возвышался огромный, почти двухметровый камень с изображенным человеческим лицом, воздвигнутый еще до джунгарских времен. Во время посещения развалин Г.Миллером этот камень валялся на земле, разбитый на две части, а около него видна была разрытая могила, из которой за несколько лет до его приезда было вырыто несколько унций золота (унция – 20-30 грамм). Во время постройки «Семи-Палат» этот камень находился между двумя основными зданиями и, наверное, считался у джунгар священным.

Почему эти два храма – «Семь-Палат» и Озерский – были сооружены рядом друг с другом? Один разрушается, другой сразу же воздвигается. Потому, что по древним картам мы находим недалеко от этих мест переправу через Иртыш. А для монастырей всегда выбирались людные места: торговые пути, большое скопление народа и т.д.

По мнению В.Кашляка, храм «Семь-Палат» не был разрушен, а просто был оставлен обитателями в начале 18 века по мере продвижения русских войск в верховья Иртыша.

Весной 1717 года к развалинам была послана военная экспедиция, которая привезла первые сведения о них, а также первые листы с джунгарскими письменами, которые были переданы Петру I и им отправлены в Париж для перевода. Разрушение палат ускорилось при постройке рядом с ними маяка с караульной избой и устройством переправы через Иртыш.

Вывод: таким образом «Семь-Палат» просуществовали в своем развитии не более 40-45 лет, почти столько, сколько и Озерский храм Цорджинкийд. Во время посещения академиками Миллером и Гмелиным Прииртышья Озерскому храму было в пределах ста лет, и он уже почти стерся с лица земли, а Семипалатинскому – 60-65 лет, и находился он примерно там, где сейчас воздвигнута стела в память 250-летия нашего города – на правом берегу Иртыша рядом с автогужевым мостом.

Виктор Кашляк «Храмы Семипалатинска: прошлое и настоящее»

 

Ред.: В своей книге В.Кашляк приводит письменные источники, на основании которых он сделал свои выводы – летописи, дневники, записки строителей Семиполатной крепости, историков, путешественников.

Фото: рисунки из альбома Г.Спасского (русский историк, исследователь Сибири, член-корреспондент Петербургской академии наук (1810)