• 29 июля, 2021

Дешевый хлеб – кому это невыгодно?

Резкое снижение цены на хлеб в некоторых магазинах Семея обрадовало, но и озадачило горожан. Кто-то решил, что это предновогодняя акция, которая вскоре закончится, а может быть, вновь появился так называемый социальный хлеб? Праздники закончились, цену не подняли, но вот надолго ли? Ведь в масштабах республики такая ситуация кое-кого очень не устраивает…

Экономическая ситуация и рыночные отношения приучили наших жителей к тому, что цены на продукты питания, коммунальные услуги и другие необходимые вещи только растут. И когда некоторое время назад цена на хлеб резко подпрыгнула на 20 тенге, нас активно убеждали, что это неизбежно. Некоторое время продавался хлеб по так называемой социальной цене, но вскоре и он исчез с прилавков. Лишь много позже магазины сети хлебобулочных и кондитерских изделий стали продавать этот продукт по 50 тенге.

И вот – неожиданный сюрприз под новый год.

В одном из таких магазинов, снизивших цену на жизненно важный продукт, на вопрос о причинах скромно ответили, мол, это инициатива предпринимателя, который заботится о покупателях. Что ж, замечательно.

В другом были более откровенны, признавшись, что вес хлеба при стандартных размерах гораздо меньше обычного, соответственно, и цена чуть ли не вдвое меньше – 40 тенге. И меньшую стоимость установила сама пекарня, из которой привозят свежевыпеченный продукт.

Получается, цена на хлеб зависит исключительно от честности владельцев торговых точек? Или производителей?

Между тем снижение цены на хлеб должно было произойти, поскольку также упали закупочные цены на зерно.

О причинах этого, а также почему такая ситуация не устраивает производителей и аграриев, рассказал первый вице-министр сельского хозяйства Кайрат Айтуганов.

Во-первых, как отметил Кайрат Айтуганов, рекордный урожай зерновых в России создал избыточный объем дешевого зерна в приграничных с Казахстаном регионах, которое завозится в основном нелегальным способом.

Во-вторых, на ситуацию повлияла нехватка вагонов внутри страны и сокращение закупа со стороны частных трейдеров, в том числе международных, поскольку ситуация с вагонами не позволяла исполнять контракты должным образом.

И в-третьих, пассивную роль проявил традиционный маркетмейкер зернового рынка – Продкорпорация, у которой не было ясной закупочной политики, которая объявила закуп по цене 42 тыс. тенге и, ничего не купив, объявила о снижении цены закупа до 39 тыс тенге.

«Все это привело к паническому настроению на внутреннем зерновом рынке, сокращению спроса и падению цен», – отметил вице-министр.

В общем, как мы видим, исходный продукт стоит недорого, но массово цены, как и в ситуации с бензином, понижать не спешат.

Наталья Перцева