• 25 июля, 2021

Остров Полковничий – быль и реальность

Окт 6, 2017

Красивейший уголок природы, зеленая зона, любимое место отдыха горожан – все это об острове, который расположился между Иртышом  и его притоком – речкой Семипалатинкой. Как только не называли его: по-казахски Түйемонақ, в памяти старшего поколения – остров Кирова, и теперь вот-вот вновь переименуют. Об истории современного названия острова Полковничий – в краеведческом материале Виктора Кашляка.

“…Иртыш течёт рядом с городом, он здесь не широк, с песчаными мелями, но его острова, заросшие роскошными тополями, так и манят к себе своею свежестью и густотой, тёмной тенью…

…Острова в пойме Иртыша были прелесть. Особенно хорош был Полковничий – самый большой и красивый остров у Семипалатинска; с его Холодным бродком – протокой, пересекающей посредине весь остров среди кустов черёмухи, рябины, шиповника, боярышника, жимолости, хмеля и ежевики. На самой протоке, среди плавающих листьев, было много белых лилий и жёлтых кувшинок. Над водой склонялись плакучие ивы и над всей этой красотой возвышались кроны могучих тополей в 3-4 обхвата, на вершинах которых гнездились коршуны…

…Лучшими местами для отдыха и гуляний горожан в то время и вплоть до первой мировой войны были острова и ленточный бор. Там было много живописных уголков природы, в особенности на Полковничьем острове. Остатки былой красоты сохранились здесь до наших дней, но это уже далеко не та девственная природа, какая была здесь до 1908-1910 годов, когда попадать на остров можно было только на лодках, минуя быструю и глубокую протоку с обрывистыми берегами…” /из воспоминаний старожилов города и путешественников/.

Конец 18 века. В крепости Семипалатной сменился комендант, на смену ушедшему в отставку полковнику Титову 31 января 1787 года прибыл подполковник Матвей Иванович Гейциг. Именно с его именем и званием связано название этого острова.

Как видно из “Домовой летописи ” капитана Андреева, любимыми местами отдыха офицеров Иртышской линии были места “в поле”, то есть на природе. А где, как не на этом живописном острове, можно было найти более лучшие? Поэтому и купцы устроили здесь свою “Меновую слободку”. На плане 1790 года остров и все протоки были ещё безымянные, но в планах первых лет 19 века /хранятся в краеведческом музее/ уже появляются названия: это остров “Полковничий” и протока “Подполковничья”. Что же произошло за этот короткий промежуток времени? Как выше сказано, новый комендант прибыл в звании подполковника, но в летописи Андреева он уже в конце этого года проходит как полковник. В июле 1797 года этот комендант скоропостижно умирает и, скорее всего, в память о нём офицеры и называли этот остров между собой “имени полковника Гейцига”, а так как карты составляли именно военные, то и обозначили протоку и остров этими названиями. В дальнейшем фамилия коменданта стёрлась в памяти людей, и остров остался просто “Полковничий”. Других полковников и подполковников в крепости в то время не было.

Остров “Полковничий” отделялся от другой части острова протокой “Подполковничьей”, которая начиналась из Иртыша и впадала в него. В дальнейшем она стала пересыхать и потеряла свой постоянный вход и выход в Иртыш. В 30-40-е годы 19 столетия на месте входа её в Иртыш образовался залив без имени, затем и он исчез. Сейчас остатки этой протоки называются – “Холодный бродок”, и впадает она не в Иртыш, а в речку Семипалатинку. Да, в речку, а не в протоку Семипалатинку. Почему?

Когда известный ученый и путешественник П. Паллас посетил эти места в 1770 году, он записал в своём дневнике: “…В двух верстах от маяка лежит место, определённое для мены товаров на Иртыше с Азиатскими и Киргизскими купцами; пред оным должны переезжать чрез крутой и каменистый ручей, никакого наименования не имеющий”. Вот этому ручью при построении новой крепости дали название Семипалатинка. И в то же время было осуществлено мероприятие по расширению его путём строительства специального канала, соединяющего его с Иртышом, для улучшения судоходности её. Почти такая же операция была проведена через 100 лет, в 1880 году, за счёт городских средств.

Истоки её начинались из боровых ключей, затем русло огибало возвышенность, где находятся старые татарские могилки, проходила под “Купеческим мостом” и пройдя вдоль города, впадала в Иртыш.

Затем устройство плотин для мельниц и строительство различных промышленных предприятий привело её к такому виду, который мы сейчас наблюдаем. Но пойма, заливаемая весенними паводками у “Купеческого мостика”, позволяет нам судить о её былом русле.

Сейчас на наших картах появилась протока Семипалатинка, которая, начинаясь из Иртыша, протекает около города и впадает вновь в Иртыш в районе железнодорожного моста. Раньше эта протока называлась “Лекарской”, и она впадала в речку Семипалатинку в районе старых татарских могилок. Она отделяла один большой остров от материка, который в свою очередь делился “Подполковничьей” протокой /”Холодный бродок”/ на две части: остров “Полковничий” и так называемый в народе “Лекарский” /по картам советского времени он был просто остров № 3, там была долгое время колония, а затем размещались воинские части/. Название “Лекарский” носили несколько островов в этом районе как на правой стороне Иртыша, так и на левой, и это, скорее всего, было связано с лекарственной растительностью, собираемой в прошлом на этих островах.

Тот же П. Паллас, продолжая свой дневник, писал: “…Меновое место состоит в нескольких деревянных домиках или лавках, разделённых на ряды, обнесённых рогатками и рвом. Сие лавки определены, частию, для житья и поклажи товаров здешних Российских и Татарских купцов… В сём месте чрез Иртыш находится переезд, а на другой стороне несколько изб, для нужной остановки Киргизских купцов… Значит, это место на Полковничьем острове начало застраиваться вместе с Меновой слободой на левом берегу Иртыша в 1764-1765 годах.

Затем в 1776 году при перенесении крепости на новое место оно стало заселяться торговыми людьми и разночинцами, которые переезжали из старой Семиполатной крепости в новую. Они создали здесь отдельную торговую слободку на берегу Иртыша против существовавшего за ним менового двора, которая по роду занятий жителей её называлась сначала “Меновым Двором”, а потом “Меновой” или “купеческой слободкой”. В ней жили купцы, их приказчики и работники, а также “иностранные Ташкентцы”, и в ней же были устроены здания для таможни.

С увеличением оборота торговли разрасталась и слободка. Если в 1786 году в ней было 45 домов, то в 1792 уже 75. Рост и благосостояние её постоянно бы увеличивались, если бы не постоянное подтопление её в весенние паводки. Первое известие об этом мы находим в “Домовой Летописи” Андреева за 1788 год: “10 апреля открылась льдом река Иртыш, но от великого запора, сделав наводнение, потопило меновую слободку и много вреда причинило строению и подмочило товаров…”.

В 1792 году Начальник Сибирских линий Генерал-Майор Штрандман, “заметив при обозрении города Семипалатинска, что находящийся за речкой Семипалатинкой на берегу реки Иртыша против менового двора купеческая меновая слободка страдает от разлива реки, предположил перенести её на другое место, на полверсты выше прежнего, незатопляемое водою, об избрании которого и сделано ему представление Комендантом Полковником Гейцигом”.

Затопление меновой слободки в 1792-1793 годах, а также сильнейшее наводнение в апреле 1795 года, подвергших купцов и жителей многотысячным убыткам, вынудило просить позволения переселиться на другое место, избрав для этого урочище “Маячное” около станицы Белокаменской в 50 верстах от Семипалатинска; но когда это не было уважено местным начальством, тогда они заложили её на том месте города, которое было известно в народе под названием “Меновой слободки”, а по официальным сведениям “Татарской”.

В 20-х годах нашего века остров стал называться “Остров им. Троцкого”, с 1 мая 1929 года “Остров 1-го Мая”; где-то в это же время он стал называться “Остров-стадион”, а с 1934, в память трагически погибшего Сергея Мироновича Кирова, ему присвоено его имя.

Очень долго остров привлекал горожан своей девственной природой и служил им местом отдыха и сбора различных ягод, грибов, лекарственных трав и ловли рыбы. Добраться на него можно было только на лодке и поэтому отсутствие техники не позволяло развернуть на нём крупномасштабного строительства. И только с проведением постоянной связи острова с городом, в виде различных мостов, привели к уничтожению его уникальности и красоты.

Материал предоставил Павел Жуков