• 25 июля, 2021

О Жоломане

Авг 6, 2017

На днях по местному ТВ прошла информация об открытии в левобережной части Семея, на выезде из города памятника Жоломану. Кем был этот человек, чем заслужил память потомков – в историческом материале Виктора Кашляка.

Меновой двор на левом берегу Иртыша

После разгрома китайскими властями Джунгарии казахские кочевья приближаются к р. Иртыш в районе крепости Семиполатной. Султан Среднего жуза Абулфеиз направляет в 1764 году посольство к царскому двору, с “прошением о учреждении в крепости Семиполатной с Киргисцами /казахами/ торгов”. Власти стремились использовать родственные связи Абулфеиза с туркестанским ханом Абулмамбетом, чтобы привлечь к семипалатинскому торгу бухарских купцов, для чего решено было устроить особый меновой двор на левом берегу р.Иртыша, против развалин так называемых “Семи Палат”.

Также одной из главных причин в устройстве менового двора и открытия с казахами торгов сыграло то обстоятельство, что китайцы хотели привлечь к себе казахские кочевья, устраивая для торговли с ними в бывшей джунгарской земле сатовку, чтобы они ближе к ним прикочевали и тем привлечь их в своё подданство…

Меновой двор был построен в том же 1764 году и имел вид крепостцы, окружённой надолбами и рогатками, а снаружи опоясан земляным валом с камнями и крупным галешником, возобновлённым в 1777 году, при устройстве в нём подвижного провиантского магазина для войск, вышедших в поход в заиртышскую степь для задержания волжских калмыков. Внутри его построены были купеческие лавки и караульный дом для воинской команды, высылавшейся из крепости, для охранения купцов от грабежа. Остатки её были видны на протяжении многих десятков лет. Именно в этом “дворе” происходила мена товаров между русскими и казахскими купцами, которые не состояли ещё в российском подданстве, а за тем и после его принятия. Днём открывались двери крепостцы и вовнутрь запускались приезжие из степи купцы со своим товаром, а ближе к ночи они выпроваживались далее в степь и лавки закрывались.

В конце 60-х годов XYIII века устраивается меновой двор на острове “Полковничьем”, в который переезжают торговые люди со старой крепости Семиполатной. Здесь же устраивается и таможня. Левобережье Иртыша остаётся за таможенной чертой.

Заграничная торговля, производившаяся через крепость Семиполатную, требовала устройства различных помещений для складирования товаров на левом берегу Иртыша рядом с меновой слободкой. Купечество уже давно ставило этот вопрос перед царским правительством, но только в 1795 году оно получило на это разрешение, также было разрешено строительство жилых домов для приказчиков и их работников.

“…купцы на переезд за Иртыш согласились …на таком положении, чтобы построить там как гостиный двор, так и дома для всегдашнего своего жития, особой слободкой…”.

С этого времени и началась застраиваться Заречная Слободка – предшественник современного Жана-Семей.

Устраивая на “заграничном” берегу р. Иртыша лавки и амбары, купцы выстроили возле них и дома для обслуживающего персонала. Таким образом, и вследствие принятия некоторыми из служивших купечеству казахов осёдлости, возникли за рекою Иртышём, против г. Семипалатинска, две новые торговые слободки, в которых производилась свободная мена русских товаров на азиатские в значительных размерах.

Время их основания относится к 1829 году.

Джоломан

1 мая 1841 года состоялось решение Совета Главного Управления Западной Сибири, которым “Возведённые на левом берегу Иртыша строения, оставить в настоящем их положении, впредь до обветшалости, в последствии уже, всем жителям, коих дома будут приходить в негодное состояние, отводить места для постройки – если они о том будут просить – в черте города. Наблюдать, чтоб никакого недвижимого имущества вновь не возводилось и даже капитальных починок”. Но уже в октябре этого же года местные власти признали, что “к уничтожению временем существующих там строений не предстоит ни какой надежды, потому что, не взирая на распоряжения начальства, строения там видимо пребывают и даже по среди их сооружается мечеть и устраиваются заведения…”.

Стали производиться дознания всех частных владельцев продолжающих строительство.

Киргизский Старшина Джоламан Джандылбеков /по другим документам: Джоломан Яндырбеков, Джандырбеков и т.д./ показал, что нынешнею весною, после вскрытия льду, он начал строить мечеть, но не окончил её совершенно /не покрыл крышею/, по случаю запрещения городничьим, который приезжал летом за реку и взял с него подписку, чтоб более не производил построек, почему мечеть и осталась недостроенной, прежде он этого Джуламан ни от кого запрещения не слыхал и не мог слышать потому, что занимаясь постоянно торговлей, он мало бывает дома…”. К этому времени у Джоломана уже было выстроено: “…дом, при нём отдельная кухня; амбар, баня, конюшня, крытый скотский двор, особый флигель из одной комнаты для обитания вовсе неспособный”.

27 мая 1846 года, Сибирский Таможенный Округ своим предписанием указал, что “товары, которые по нахождении строений Джандырбекова на самом берегу Иртыша, против покрытого лесом острова, могут быть вывозимы из-за границы тайно, без таможенного сбора…”; и далее выражалась просьба о введении в таможенную черту слободки с аулом старшины Джоломана Джандырбекова. По сохранившимся документам не видно, занимался Джоломан контрабандой или нет, но когда у него в 1847 году сгорел дом, находившейся на Вертовском острове /против его частных построек расположенных на берегу Иртыша. В дальнейшем, этот остров носил название Джоломановский/, то все его ходатайства на имя Министра Государственных Имуществ и Генерал-Губернатора Западной Сибири “об оставлении в его с родовичами пользовании Вертовского острова” и о разрешении вновь построить на нём дом, не увенчались успехом. Здесь же ему сообщили, что он Генерал-Губернатором Западной Сибири в 1839 году был награждён суконным халатом. /В деле сохранилась расписка с личной подписью Джоломана о вручении ему письма об отказе занять вышеназванный остров/.

Только 1 марта 1855 года, постройки Джоломана вместе с его аулом, были введены в таможенную черту “…для прекращения тайного провоза заграничных товаров…”.

19 июня 1856 года, по заданию Военного Губернатора Семипалатинской области, был составлен “Чертёж Семипалатинской области, семивёрстной таможенной черты” – “в натуре проходил и чертёж составлял Семипалатинский Областной Землемер – Панов”. На этом чертеже, в таможенной черте, уже показаны обе слободки: “Слоб. Тенебаевская” и “Стр. Джоломан”.

До революции, фамилии этих двух основателей слободок, были увековечены в названиях улиц на левобережье города. Улицы Джоломанка и Танебаевская находились рядом с построенными ими мечетями.

Для сведения: деревянная мечеть Джоломанова была закончена в 1841 г., в 1878 г. в виду ветхости была перестроена, а в марте 1930 года сгорела. В 1858 г. приход состоял из 410 муж. и 542 жен.

Материал предоставил член краеведческого общества “Прииртышье” Павел Жуков