В положении раба

В Восточном Казахстане бездомный провёл несколько лет в рабстве и скончался от издевательств. В материалах специализированного межрайонного суда по уголовным делам сообщается о пожилом мужчине, который в селе Узын-Булак Уланского района работал на главу местного крестьянского хозяйства на правах бесправного батрака.  Его судьбой заинтересовалась полиция, но только после того, как пленник после жестокого избиения оказался в больнице, где скончался от тяжелых травм. При этом о батраке знали местный участковый и еще один полицейский чин — родной брат подсудимого. 

В 2013 году Ержан Айтбаев (имена и фамилии изменены), направляясь на машине в село Айыртау, увидел бредущего вдоль трассы немолодого мужчину. Позже Айтбаев расскажет в суде, что незнакомец остановил автомобиль и попросил его подбросить. Ержан разговорился с попутчиком. Тот назвался Иваном Петровым, рассказал, что к предпенсионному возрасту остался без жилья и родных, что умеет ухаживать за скотом, так как раньше работал на ферме. Айтбаев предложил Ивану трудиться у него. Условия, обещанные Петрову, для бездомного были более чем заманчивыми: зарплата 20 тысяч тенге, проживание, питание и сигареты за счет работодателя. К тому же Ержан пообещал Ивану, что поможет ему оформить удостоверение личности и документы для получения пенсионных выплат. Петров согласился, и Айтбаев повез его в свое хозяйство.

Неволя или смерть

Нового работника поселили на животноводческой ферме и поручили тяжелую физическую работу — уход за животными, уборку навоза, заготовку сена. Ему действительно отвели угол для проживания и кормили. Но про помощь с документами Ержан уже не заикался. А за работу Иван не получал ни копейки. Но если он отказывался работать, хозяин жестоко его избивал. Кроме того, Айтбаев не давал Петрову уйти из хозяйства. Несколько раз подневольный работник покидал территорию фермы, но Ержан догонял мужчину и привозил обратно, угрожая покалечить.

В феврале 2017 года батрак по неловкости упустил теленка, за что последовало лютое наказание. Как установило следствие, Айтбаев ударил работника вилами по голове, а когда тот упал, принялся пинать его по животу. Позже врачи выяснят, что во время экзекуции у несчастного случился разрыв кишечника, который вскоре осложнился гнойным перитонитом. Избитого человека оставили без всякой помощи, позволили только отлежаться. А еще через два дня Айтбаев пытался заставить мужчину подняться на ноги единственным известным ему способом — избиением. На этот раз полуживому батраку сломали семь ребер.

Испугавшись последствий, Айтбаев позвонил в Усть-Каменогорск брату — сотруднику управления миграционной полиции — с просьбой увезти Петрова в больницу. Родственник, в свою очередь, переадресовал просьбу зятю Айтбаева. Последний вместе со своим знакомым приехал в село и забрал Ивана. Изувеченного мужчину привезли в областной центр и передали родственнику-полицейскому, а тот доставил Петрова в первую городскую больницу.

Полуживой пациент рассказал врачам, что его избили. Медики вызвали полицейских, которые успели опросить Петрова, пока его готовили к операции. Единственное, что Иван сумел произнести, это название села и имя главы крестьянского хозяйства.

Тяжелые травмы, осложненные отсутствием даже минимальной медпомощи, привел к предсказуемому результату — через три дня Петров скончался.

— Перитонит достиг последней стадии, развилась полиорганная недостаточность, которая в 80 — 90 процентах случаев приводит к летальному исходу, — отметили врачи, проводившие экспертизу. — Закрытая тупая травма грудной клетки с переломами семи ребер, осложнившаяся скоплением крови, вкупе с поздним обращением за медицинской помощью не оставили потерпевшему шансов.

Виноваты сани

Айтбаев отрицал, что жестоко избил Петрова за упущенного теленка. Наоборот — якобы он сказал работнику, чтобы тот не волновался, дескать, скотина сама вернется.

— Люди говорят, что якобы я кричал на него. На самом деле территория хозяйства большая, и чтобы давать Ивану указания, мне приходилось повышать голос, — оправдывался подсудимый.

Тяжкие повреждения, полученные Иваном, Айтбаев объяснял тем, что Петров свалился с саней. Однако судебно-медицинский эксперт в своем заключении описала, что на теле Петрова имеются многочисленные кровоподтеки и травмы — следы неоднократных избиений. Врачи исключили вероятность их образования из-за падения с саней — биомеханика повреждений была бы другой. Следственный эксперимент это подтвердил.

Люди, работавшие с Иваном Петровым, описали его как человека доброго, тихого, но забитого, боявшегося лишнее слово сказать. Единственная родственница Петрова — его двоюродная сестра — не интересовалась судьбой брата.

— Иван говорил нам, что с 2013 года ему не платят зарплату, он постоянно выслушивает брань от Ержана, который неоднократно его избивал. Да мы и сами видели у Ивана то опухшее ухо, то синяк под глазом. Он вывихнул руку, когда укрывался от ударов лопатой. Ходил перевязанный, к врачу его не свозили, — так охарактеризовали «почти родственные» отношения хозяина с батраком другие работники крестьянского хозяйства. — Ваня и жаловаться-то боялся. Да и некуда ему идти было, чтобы просить защиты. Буквально напоследок признался: «Замучил он меня».

Владельца фермы Айтбаева, напротив, все свидетели, за исключением его родных и близких, охарактеризовали как вспыльчивого человека. Даже местный участковый инспектор, который, по его словам, с детства знаком с Ержаном, сказал, что он человек эмоционально несдержанный.

Согласно показаниям участкового, он знал, что Петров — бездомный, проживает на базе крестьянского хозяйства без документов и прописки, однако не принял никаких мер.

— У меня не хватало времени на то, чтобы проверить Петрова, — пояснил суду инспектор. — Тем более что он был тихий и беспроблемный.

А подсудимый, объясняя, почему Петров оказался в бесправном положении, даже без трудового договора, ссылался на то, что «у работника отсутствовали документы, удостоверяющие личность».

Проблем с законом не имел…

В деле Айтбаева суд нашел смягчающие обстоятельства. Ержан выполнял интернациональный долг в Афганистане в 1987 — 1989 годах. Также его положительно охарактеризовал участковый — несмотря на свой характер, мужчина в пьянках и драках замечен не был, проблем с законом не имел.

Суд приговорил обвиняемого к 10 годам лишения свободы за эксплуатацию потерпевшего, совершенную путем обмана и злоупотребления доверием, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья. Приговор не вступил в законную силу, у Айтбаева есть шанс оспорить его в суде высшей инстанции.

Сложно доказать

По данным Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК, в ВКО в прошлом году по «рабовладельческим» статьям были осуждены три человека. И по 13 подобным обвинениям уголовные дела были прекращены. По словам председателя правления Союза кризисных центров Зульфии Байсаковой, доказать вину рабовладельцев бывает очень сложно.

— Высокий уровень коррупции в правоохранительных органах, недостаточная квалификация при расследовании фактов торговли людьми приводят к тому, что разбирательство надолго затягивается, — поясняет госпожа Байсакова. — А потерпевших государство не обеспечивает бесплатным адвокатом. Защищать их в этом случае должен прокурор. Но поскольку процесс затягивается, сотрудники прокуратуры передают материалы друг другу, и зачастую дело либо разваливается в суде, либо вообще до него не доходит.

По мнению Зульфии Байсаковой, насильственная эксплуатация и подневольный труд процветают в условиях безработицы. Чаще всего жертвами подобного обращения становятся люди, прозябающие в нищете, и бездомные, ищущие шанс заработать.

Источник  YK-news.kz