Народное просвещение в Семипалатинске

Образование, обучение – важная часть жизни человека во все времена, и во все времена же вызывавшая массу споров и нареканий. Как учить, в каких школах, как быть прогрессивным человеком – все это отражено в прессе и отчетах по Семипалатинской области конца 19 века.

Из «Обзора Семипалатинской области за 1887 год» — раздел «Народное просвещение»

В 96 учебных и воспитательных заведениях области обучалось в отчетном году 2326 мальчиков (на 172 менее 1886 г.) и 537 девочек (на 5 более прошлого года), всего 2863 человека.

Для оценки степени развития народного просвещения необходимо рассмотреть постановку учебного дела отдельно, по главным категориям, на которые распадается население. При этом характерным признаком является не столько группировка по месту жительства (городам и уездам), сколько по культурным особенностям различных бытовых групп. Поэтому, для получения отчетливого представления о народном просвещении необходимо познакомиться с положением его, во-первых – в группе исключительно русской (именно – в казачьих поселках и 3-х русских деревнях), во-вторых – среди магометанского населения – татар и киргизов, которые, даже при разнице в образе жизни находятся, вследствие исторических причин друг с другом в гораздо более тесной культурной связи, чем с русским населением. Затем остаются учебные заведения смешанного типа, в стенах которых вышеозначенные элементы сталкиваются между собой, так и с детьми остальных городских сословий, и наконец заведения, приноровленные русской администрацией к просветительскому воздействию на коренное население края.

Станичные, поселковые и сельские школы

В течении длинного ряда лет существования Сибирского казачьего войска, до самого последнего времени, не было заметно значительного прогресса в улучшении народного образования у казаков. Школы, существовавшие до конца 60-х и начала 70-х годов, имели чисто служебное значение: подготовление грамотных писарей, урядников и т.д. Только после школьной реформы 1868 г. И допущения в 1875 г. казачьих мальчиков в Омскую учительскую семинарию, попечение об образовании заняло видное место в ряду других мероприятий, принимаемых для благосостояния населения. С тех пор число поселковых и станичных школ в области постепенно росло.

Впрочем развитие школьного дела далеко ещё не достигло желательных размеров. Детей обучалось 934 мальчика и 155 девочек, т.е. 1 ученик приходился приблизительно на 14 жителей мужского пола, а 1 ученица на 84 женщины. Это указывает на то, что среди казачьего населения ещё очень мало развита потребность и сознание пользы от обучения девочек. Что касается 3-х русских крестьянских деревень, то в них на 3061 жителя приходится 2 школы с 73 учениками обоих полов; это даёт ещё более низкий процент, чем в казачьем населении (1 ученик на 28 мужчин, и 1 ученица даже на 151 женщину).

Местные станичные, поселковые и сельские школы являются главнейшим и даже единственным рассадником грамотности и первоначального образования оседлого населения уездов. Прохождению полного положенного в них курса препятствует краткость учебного периода; он продолжается с октября и даже ноября до апреля; к тому же родители приводят детей в школы в разное время и часто отвлекают их от учения для домашних работ.

Обучение шло удовлетворительно только в тех школах, где преподают лица, окончившие курс в учительских семинариях. Образовательный ценз остальных преподавателей, не получивших специальной педагогической подготовки, весьма невысок. Материальное состояние этих школ также далеко не удовлетворительно.

Магометанские и русско-киргизские школы

Магометанское население имеет свои отдельные школы (при мечетях) и избегает посылать своих детей в русские. В отчётном году таких школ было 15 (13 в городах и 2 в татарских деревнях) и в них обучалось 638 мальчиков и 58 девочек.

Большая часть этих школ (мектебов) возникла очень давно – в 50-х и даже в 30-х гг, и все они до сих пор сохранили частный характер своей организации. В них нет ни определенного устава, ни определённых источников дохода и годового бюджета. Мулла собирает к себе детей и обучает их за плату, взимаемую с родителей деньгами, платьем, пищей и прочими вещами, подносимыми время от времени в подарок. Остальные потребности школы удовлетворяются из добровольных приношений благочестивых членов общин. Обучением занимаются муллы из оренбургских и сибирских татар: почему оно и ведется преимущественно на татарской грамоте. Вся наука ограничивается знакомством с азбукой и письмом, заучиванием нескольких духовных стихов, диктовкой фраз, чтением и толкованием Корана.

Учатся в школах почти исключительно мальчики. В отчётном году из 15 мектебов только два было смешанных, и девочек училось в 11 раз меньше, чем мальчиков. Положение женщины в татарских семьях ставит непреодолимую преграду посещению школ девочками, и они, если когда-нибудь учатся, то обыкновенно на дому, у грамотных женщин, школы же посещаются только киргизскими девочками. Впрочем, в отчётном году число учившихся в школах девочек увеличилось почти в три раза (с 20 до 58).

Только в 70-х гг. администрация края сознала необходимость противопоставить влиянию мусульманских бесконтрольных школ школы правительственные с общеобразовательной программой. Продуктом этого сознания явилось постепенное учреждение сначала во всех пяти городах области мужских интернатов, а затем трех женских (в Семипалатинске, Павлодаре и Каркаралах) для воспитания киргизских мальчиков и девочек. Кроме общеобразовательных предметов мальчики обучались ещё ремёслам, а девочки рукоделиям.

В сентябре 1885 года Степной генерал-губернатор утвердил «Временный устав о сельскохозяйственных школах» и предписал приступить к постепенному преобразованию существующих интернатов. Сельскохозяйственным школам отводятся участки казённой земли в степи, в удобной местности, для безвозмездного пользования, в размере не менее 600 десятин для каждой. Зимой школы помещаются в городах, в зданиях бывших киргизских школ, с началом же весны каждая школа переходит на свой участок и помещается там в юртах. С окончанием полевых работ и по уборке хлебов и овощей школа снова переезжает в город и там занимается общеобразовательными науками и проходит теоретический курс сельского хозяйства. Кроме обучения русскому языку, грамотности и общим предметам, питомцы обучаются тем отраслям ремесленных производств, которые стоят в тесной связи с сельским хозяйством и наиболее ценятся у киргиз – кузнечному, плотничному и сапожному.

Городские школы

Городское население кроме пригородных станичных школ и магометанских мектебов имеет еще следующие, доступные для всех сословий учебные заведения: 1 женскую 4-классную прогимназию, 1 мужское 5-тиклассное, 3 3-хклассных городских училища и 8 приходских училищ.

Общее число учащихся в этих школах 925 (641 мальчик и 284 девочки).

Сравнительно благоприятные результаты, достигнутые народным просвещением в городах в количественном отношении, умаляются, если обратиться к оценке их качественного значения.

Хотя городские мужские училища поставлены в материальном отношении гораздо лучше всех прочих школ области, но за неимением в Сибири ни одного учительского института некоторые из них в силу необходимости должны иногда оставаться с далеко неполным комплектом преподавателей.

Что касается женских учебных заведений, то едва только прогимназия может считаться обеспеченной во всех отношениях. Материальное же обеспечение женских приходских школ со стороны городских обществ крайне неудовлетворительно. Городские общества считают для себя обязательным давать лишь жалование учительницам да помещения для училищ, отличающиеся теснотой, холодом, сыростью и другими неудобствами. Все же прочие расходы предоставляются всецело усмотрению Городских Управ, безучастное и даже несочувственное отношение которых к женскому образованию парализует сколько-нибудь правильную его постановку; школы остаются без учебных пособий и без библиотек.

Весьма утешительной новостью в учебном деле в продолжении 1887 г. было открытие 21 ноября «Общества попечения о народном образовании» в городе Семипалатинске.

Наталья ПЕРЦЕВА